ВЕРЛИБРЫ 2
Обмен учебными материалами


ВЕРЛИБРЫ 2



Свыше 800 тысяч женщин из стран, образовавшихся на территории бывшего СССР, за последние десять лет были проданы в сексуальное рабство в более чем 50 стран. В настоящее время динамика роста работорговли с Украины растет: каждый год в неволю продают столько людей, сколько проживает в небольшом городе страны [228].

«Всё на продажу!» Суть этой модели – человек всего лишь склад запчастей. После пятидневной поездки по России немецкий сенатор по внутренним вопросам Йорг Шёнбом заявил в Берлине, что в борьбе против организованной преступности и торговли людьми земля Берлин в будущем намерена еще теснее сотрудничать с Москвой и Санкт-Петербургом.

«Пока, – заявил сенатор, – мы не в состоянии эффективно бороться с новыми формами преступлений, поэтому совместную работу мы должны поставить также на новую основу и совершенствовать ее методы».

Как первоочередную задачу оценил Шёнбом борьбу с органи-зованной преступностью, занимающейся торговлей людьми. С сод-роганием берлинский сенатор привел данные из сообщения Санкт-Петербурга, согласно которому в городе на Неве только за месяц исчезли около 100 беспризорных детей. Судя по имеющимся данным, эти несчастные покинули не только Санкт-Петербург, но и Россию вообще, так как оказались «живым товаром» в руках преступников. Часть этих детей была продана и в Германию. В этой связи Шёнбом не исключает и вероятность торговли человеческими органами [228].

Достоевский всю свою жизнь решал дилемму: стоит ли великое и светлое будущее хотя бы одной слезинки, страдания ребёнка, его загубленной жизни? В настоящее время эта проблема решена кар-динально – счёт идёт на миллионы, единицы же… «Единица – ноль!» – так сформулировал проблему известный пролетарский поэт В. Мая-ковский. Беда в том, что это уже проблема не одного человека, а целых народов, этнических групп.

В период глобализации и беды глобальны, они приходят во всей своей неотвратимости не только к отдельным людям, семьям, народам, но к целым континентам. Пример этому – вымирающая Африка, где некоторые страны поражены на 75–90 % СПИДом, где есть министры, принцессы, короли и президенты – спидоносцы! Чем не «Майн Кампф» Адольфа, который писал, что кроме войны есть десятки способов «расчистить» жизненное пространство для избранной арийской и англо-саксонской расы (теперь же – для «Золотого миллиарда»!). Неужели после Африки – очередь Евразийского пространства СНГ? Способов этого – тьма! Факты стучат в сердце и разум. «Представители обществ трезвости прогнозируют, что России в скором времени грозит «алкогольный коллапс» – полное уничтожение народонаселения из-за чрезмерного употребления алкоголя», – сообщает ИТАР-ТАСС. «У нас в стране ведётся политика глобального спаивания народонаселе-ния. Уровень производства алкогольной продукции в России в 2000 году достиг 18,5 литра на душу населения в год. А по подсчётам Всемирной организации здравоохранения, полное угасание этноса наступает уже при объёме алкоголепроизводства 8 литров на душу населения в год», – заявил на пресс-конференции председатель оргкомитета Между-народной академии трезвости Александр Маюров. Он привёл данные статистики, согласно которым ежегодно до 900 тыс. человек в России погибают от излишнего потребления алкоголя, число же алкогольных отравлений возросло с 16,1 тыс. случаев на 100 000 населения за 1991 год до 31,5 тыс. случаев за 2006 год. Маюров сослался и на данные Министерства экономического развития и торговли РФ, в соответствии с которыми ежегодная прибыль от незаконного производства алкоголя в России составляет до 25 млрд. рублей. Председатель Союза борьбы за народную трезвость Владимир Жданов отметил: «Если население России будет так же потреблять алкоголь, травиться табаком и нар-котиками, как делает это теперь, то, по подсчётам демографов, оно исчезнет с лица Земли к концу наступившего века» [231, л 3].



На Украине каждый год от отравления поддельными вино-водочными изделиями погибает в 3–4 раза больше людей, чем потеряла Советская империя за весь период афганской компании, что, кстати, явилось одной из причин распада СССР.

Специалисты подсчитали, что нынешний уровень смертности среди россиян выше, чем 100 лет назад. И если эта ситуация сохранится, то из сегодняшних 16-летних юношей до 60-летнего возраста доживет не больше половины.

Глядя на эти цифры, трудно поверить, что мы живём в цивили-зованной стране. Как нам сообщили медики, особенно критическое положение сложилось у «сильного пола». Оказывается, что в трудо-способном возрасте мужики умирают в четыре раза чаще, чем их подруги! Одно из объяснений – неумеренное потребление алкоголя.

Стоит признать, что любовь к водке – не причина, а лишь еще одно следствие. Ведь никто не уходит в беспробудный запой от хорошей жизни [232, л 1].

Украина и Россия на изломе. Людей, которые предпочитают уйти из жизни, а не рожать себе подобных, становится все больше и больше. Пора делать выводы.

В чём же суть всех наших проблем?

Известный российский кинорежиссёр А.Ю. Герман, размышляя о судьбах России, славянского мира, о прошлом и настоящем, отмечал: «Ещё Шукшин про «птицу-тройку», которой, косясь, постораниваются и дают дорогу другие народы и государства, заметил: а кибитка-то кого везёт? Вора и жулика. На нарах место ему. А что это значит? Если бы ехал драгунский капитан, а не Чичиков, то Гоголь был бы плохой пане-гирический сочинитель, а так он великий писатель. Хочешь понять Россию – читай Гоголя. Но ни Гоголя, ни Достоевского теперь не читают».

Герман подчеркнул: «Россия велика не своей нефтью – нефти и в Саудовской Аравии до хрена. Не своими хитрыми олигархами – мы достаточно бесхитростный народ. Россия ценна своим искусством, своей культурой. Каким-то чудом сегодня учитель, библиотекарь, фельдшер своим подвижничеством держат над нами всеми небо, спасая от всеобщего затмения наживой. Всерьез нажить можно только то, что никогда нельзя отнять у человека, – образование, просвещение. Князь Мышкин у Федора Михайловича нарисован уродом. И это для чего-то. Потому что красоту Достоевский не с лица считывал. Неужели можно всерьез думать, что красивая б… спасет мир? Красота – внутренняя сила, то, чем покоряет человек. Некоторые говорят, что Достоевский не знал, что писал. Достоевский знал, что писал. Но не все знают, что читают. Люди устали быть несчастными в несчастной стране. Сейчас человек во власти проявился поострее, но ведь страх не прошёл. Какие могут быть выступления в защиту свобод, когда какой-нибудь Сеня Корзубый держит целый городок в страхе? Не верю, что государство не может справиться с бандитизмом, ему этого пока просто не хотелось. Опасаюсь усталости реформаторов, тем более, страна отчаянно сопро-тивляется реформам».

Подытоживая свои умозаключения, Герман отметил: «Мы – страна, которая практически никогда не жила при демократии. Вся держава в памятниках Петру І, загубившему почти треть собственного народа, и, по-моему, без единого памятника Александру ІІ, упразднившему рабство. Кстати, когда ему предложили перлюстрированную переписку, он ска-зал свою знаменательную фразу: «Я – русский царь и дворянин, чужих писем не читаю». Так в него, в конце концов, бросили бомбу. За что? Реформы на Руси, начиная с Петра І, происходили только тогда, когда сильно резали и били. Не потому ли это происходит, что реформировать народ, погрязший в 1000-летнем рабстве – сизифов труд? Довольно трудно это делать одному. Отвернулся – колесо украли, вышел посмотреть – лошадь увели. Должна быть мощная команда, а где её взять, если вокруг рабы?» [228].

Но не всё плохо в нашем отечестве и в СНГовском пространстве: правящая элита, олигархическая верхушка вполне адаптировались в мировой клуб миллиардеров, стали «своими» в Европе, США, во всём мире. Но богатые также не живут беспроблемно: «нуворюсы» устали. Устали они покупать домища в Барвихе, бриллианты с яйцо и норковые шубы со шлейфом. Всё это уже куплено. Для полноты счастья осталось приобрести, в общем-то, немного, то, что называется породой. То есть глубокие аристократические корни вместо повально пролетарских, а частенько и мафиозных корешков.

Немало новых русских платят в эти дни десятки тысяч фунтов стерлингов за титулы британского поместного дворянства, которыми торгуют в Лондоне на аукционах четыре раза в год. Последний аукцион «бумажного благородства» состоялся в Лондоне 2 июля, и выручил 395 тысяч фунтов (644 тыс. долларов) за 28 лотов, чья продажная цена колебалась от 5250 фунтов (8550 долларов) за титул «лорда манора Боллинакети» до 92 тыс. фунтов (150 тысяч долларов) за «барона же Хьюстона» – 139 тыс..

Позволить себе «новые» это вполне могут: за последние 10 лет из России «увели» за границу более 900 млрд. долларов, из Украины – более 500 млрд. [228]

При этом деньги эти были стариковскими «гробовыми» сбере-жениями, всем тем, что создало старшее и среднее поколение «совков» – так презрительно называют «нуворюсы» своих «поильцев и кор-мильцев»! – «Всё теперь на продажу!»

Российский публицист В. Базилевский, анализируя причины всех наших бед, отметил, что причины этого – в тысячелетнем нашем при-выкании. Мы ко всему привыкли – вот что самое страшное. К худой жизни не привыкнешь? Еще как привыкнешь. Вся наша история – ярчайший пример такого «привыкания». Нет другого народа в мире, который мог бы состязаться с нами по этой части. Мы и к перестройке привыкали точно так же, как и к расстрелам, раскулачиванию, своеволию цензуры. Пришла пора свержения идолов, удалого витийства, дискуссий на площадях – привыкли и к ней. Но вот энергия митинговой волны пошла на убыль, и что же? На отмелях и откосах будней увидели мы всю неприглядную ветошь нашего несуразного бытия. Но постепенно привыкаем. Дышим смрадом разлагающегося государственного организма, еще вчера именуемого великим и непобедимым. Привыкаем к разбойничьим ценам. К хамелеонству вчерашних кумиров. К взаимной неприязни и крови. Весь ужас в том, что привыкаем… к ужасу.

Так что же оно такое это наше «привыкание»? По одному из определений Даля – терпение, сносливость. «Лошади привычныя, смирныя», – иллюстрирует Даль. Но мы ведь не лошади. Сносливость, «приобретенная твердою волей», как утверждает великий собиратель слов, или рабская покорность, свидетельствующая о нашей ущерб-ности? И есть ли предел такой «сносливости»?

Известный итальянский публицист и политолог Кьеза в своей известной книге «Прощай, Россия!» проанализировал постпере-строечную ситуацию в России, СНГ, альтернативные сценарии развития событий и отметил: «Прощай, потому что уже не видно, за что можно зацепиться, чтобы устоять против течения. В этой России, втянутой (давшей себе втянуть) всеперемалывающей западной машиной, нет сил, интеллектуального потенциала, планов на будущее. Она хотела противостоять Западу в одиночку, в который раз ослепленная солнцем собственной гениальности и печальной луной собственного неизбывного комплекса неполноценности.

Прощай, ведь в конце этого века мир отбросил милосердие прошлого. Мне грустно слушать, как российские друзья и недруги провидят новые всплески величия, ссылаясь на своё прошлое, видевшее неоднократные падения и столь же молниеносные, необъяснимые взлёты, непредсказуемые восхождения, нежданные возрождения. Мне грустно, потому что все это уже ничего не значит, потому что ни одна историческая аналогия не выдерживает испытания новыми, бес-прецедентными условиями, в которых уже не остаётся места чудес-ным открытиям гения.

Третий Рим или, вернее, страна, претендовавшая на этот титул, сворачивает свои знамена. Первый пал под ударами полчищ варваров, второй – под ударами Востока, который с рождения пропитывал его. Этот Рим уничтожается на наших глазах Западом. Единственное отли-чие от двух других состоит в том, что падение совершается намного быстрее. И без боя».

В чём же причины всех этих апокалипсических явлений, обру-шившихся на постсоветское пространство? Только «дураками и доро-гами» это всё не объяснить, здесь дело посложнее, причины – глубже! Причина – в наших идеях, идеалах, ментальности?!

«И вдруг, – отмечает российский журналист В. Костиков, – был Иосиф Сталин. Отец нации, друг детей, корифей науки. А как похоро-нили, «вдруг выясняется», что злодей и душегуб. Был Никита Хрущев. Тоже, пока был жив, слыл голубчиком, боролся с культом пред-шественника. А потом «вдруг выяснилось», что волюнтарист и невежа. Потом был «дорогой Леонид Ильич» (Брежнев). И так далее, вплоть до новейших времен. И вот уже лезет в голову неприятная мысль: а что завтра, через месяц или через год «вдруг выясниться» по поводу наших нынешних самых-самых элитарных имен?. А потом «вдруг выяс-няется»… В Украине – еще «круче»: Л.Д. Кучма – вчера «отец родной», после отставки – то ли Бармалей, то ли людоед – по крайней мере «виновен во всем»! Почему же раньше вы молчали, когда он вас продвигал вверх и обогащал несказанно?!

На Западе о крупных политиках и бизнесменах все почему-то выясняется еще при жизни. Р. Никсону в разгар президентского срока вчинили импичмент за то, что велел поставить «прослушку» своему конкуренту. Г. Коля сместили с поста лидера после того, как раскрылись манипуляции с деньгами партии. Зато после кончины никто ничего не станет прояснять. Никто ничего дурного не говорит об ушедшей в отставку «железной леди» М. Тэтчер. Никто не бросает камни в давно почивших К. Аденауэра, генерала де Голля. О слабостях «друга» Б. Клинтона все выяснили, когда он был на президентском посту. Зато сейчас человек спокойно пишет книгу и по ночам ему не снится «Лефортово».

Почему ничего «вдруг не выяснилось» о Р. Рейгане и его похо-ронили по-человечески, с национальным трауром, почти как героя? В. Костиков ставит важную проблему нашего бытия: ПОЧЕМУ ЖЕ у нас, пока человек при власти, он – голубчик, отец города, надежда нации, а лишился поста, вышел на пенсию… и «вдруг выясняется». Ведь у нас, если приглядеться, уже сейчас целая очередь из наших «замечательных соотечественников», о которых не сегодня, так завтра непременно что-то «вдруг выяснится». Называют самые громкие имена. Иные фигурируют вместе с женами, как в «Сказке о рыбаке и рыбке»…

Так может быть у нас все дело «в консерватории», как вещал Жванецкий, то бишь в формах и методах правления, в системе преемственности власти, в подборе кадров управленцев, в продолжении стратегической линии развития наций и государственности, которая в славянской цивилизации аритмична, меняется при каждом новом правителе на свою прямую противоположность, при этом отсутствуют ясные, разумные национальные цели и устремления, народ же выживает не благодаря законам, а вопреки их чиновничьей, человеконена-вистнической сущности?! Порочные идеи страшнее бомбы!

Недавно Мадонна «провернула» выгодное дело, продав за 7,5 миллиона долларов свою виллу в Майями. Покупателем была 4-летняя овчарка по кличке Гюнтер IV – самая богатая собака в мире. Графиня Шарлота Либенштейн завещала ей 45 миллионов долларов, причем за последние 2 года состояние Гюнтера IV удвоилось. В его распоряжении виллы в Италии, Германии и на Багамских островах. Как любой богач, пес скучает, и ему ищут супругу. Но где же найти столь богатую суку?

Н. Шевцов «Пес купил виллу Мадонны»

На мировой арене Запад занял позицию Бога.

Французский философ Жан Бодрийяр

Мировые проблемы

американцев не волнуют.

Главный их девиз: «Смотри

на вещи просто!» и никакой

вселенской скорби.

С. Довлатов

Кладовые полезных ископаемых России

неисчерпаемы. Разведанные их запасы

оцениваются в 30 триллионов долларов.

Потенциальный прогноз запасов

оценивается в 140 триллионов долларов.

При этом уровень экономического

развития России соответствует тому,

который имели в США в 1900 году.

Разрыв – 100 лет.

Р. Метлин «Дорога, которую мы выбираем”

Идиоты – хорошие, в общем, ребята,

Да только идти

Среди них жутковато.

Г. Сангин

Глава XIX

Идеи и реалии глобального мира третьего тысячелетия

В постиндустриальный период, в информационную эпоху человечество вступает в новый этап своего развития – этап глобализации, когда те или иные идеи, процессы, происходящие в обществе, охватывают не только те или иные страны, этносы, циви-лизации, но и приобретают масштаб всемирного явления; когда экономические, технические инновации, подобно скорости света, облетают планету и те страны, и народы, цивилизации которых не чувствуют инновационного «ветра перемен», не внедряют их, обречены на стагнацию, порой и на гибель. Те же, которые идут на «гребне волны» технического прогресса, включают в поле своего «тяготения» отстаю-щие от веяний времени этносы, перестраивают их ментальность, параметры бытия, координаты развития, в итоге – ассимилируют их.

При этом в период глобализации происходит не только глобальное влияние «передовых» цивилизаций на менее развитые, но и сущест-венное взаимовлияние и взаимопроникновение всех ныне сущест-вующих цивилизаций Земли: регрессивных и рудиментарных, про-грессивных и стагнирующих. Их коллективными усилиями человечест-во «взрывает» многотысячелетний фундамент Вавилонской башни раздора и непонимания, неприятия, ненависти, противостояния людей разных рас и народов.

Данные процессы проходят очень непросто, пуповина прошлого рвется с кровью, с использованием таких средневековых форм противостояния и противоборства как террор; шахиды взрывают себя, отстаивая свои средневековые иллюзии и заблуждения, некие сверх-державы пытаются подменить великую суперэпоху глобализации идей «одноосного» развития мира, всеми возможными способами внедрить в генокод человечества вместо уходящих, трагически-кровавых навыков и иллюзий, столь же апокалипсические заблуждения, тупики мышления, дежавю своих демамогических интересов, т.е. «Весь земной шар – зона национальных интересов США».

При этом распад советской империи, исчезновение с геопо-литической карты величайшей супердержавы СССР, обусловили ускорение глобализационных процессов в мире, проходящих в аспекте доминирования ментальности и ценностей Запада, победившего на данном этапе евразийскую цивилизацию. «Озвучивание» данного феномена связано с именем американского ученого Френсиса Фукуямы, с его взбудоражившей весь ученый мир статьей «Конец истории». Если упростить ход мысли Фукуямы, то получим такую картину. В борьбе между либеральной демократией и коммунистическим тоталитаризмом победила демократия. Победила окончательно и бесповоротно. Это означает, что исчезла, выведена из игры основная причина проти-востояния, конфронтации, раздиравших мир конфликтов. И, следо-вательно, история, главным содержанием, смыслом которой были непримиримая борьба враждебных идеологий, бескомпромиссное столкновение противоборствующих социальных полюсов, – такая история завершилась. Нас ждет более или менее спокойное, сплошь либеральное будущее, не отягощенное глобальным конфликтом.

Концепция Фукуямы была встречена в штыки. Критики сосре-доточили внимание на том, что Фукуяма слишком односторонне оценивает обстановку, не видит, что кроме конфронтации Запада и Востока существуют и другие весьма основательные причины кон-фликтности, столкновения государств и народов. Указывали на расши-ряющуюся пропасть между Севером и Югом, ренессанс религиозного фундаментализма, оживление националистического экстремизма. Указывали и на то, что поражение тоталитарного «коммунизма» вовсе не означает, что с исторической сцены сошли базовые ценности ком-мунизма – идеи справедливости, равенства, свободы. Фукуяма отби-вался, но неубедительно. «Конец истории» явно не состоялся. Да, завершается величественная, пронизанная трагизмом, взлетами и падениями человеческого духа историческая эпоха. Но история продолжается…

Антитезой фукуямовскому «концу истории» послужила концепция американца Самуэля Хантингтона. Он полагает, что мир стоит накануне разлома, столкновения цивилизаций. Впереди – войны цивилизаций: азиатской (буддистской) против европейской (христианской), мусуль-манской против иудейско-христианской, африканской против… Иными словами, находящаяся в состоянии неустойчивого равновесия мировая система цивилизаций развалится, и мир погрузится в хаос, возможно кровавый: Восток «пробудился»!

Признанный классик современной политологии Збигнев Бжезинс-кий в своей новой книге «Выбор: мировое господство или глобальное лидерство» не только продолжает концепцию Ф. Фукуямы, но и развивает, конкретизирует ее положения относительно всех наиболее значимых и весомых геополитических «игроков» планеты, анализирует, какие приобретения и риски дает глобализация как для США, так и для других стран, этносов, цивилизаций.

Став глобальной супердержавой мира, США «отвечает» за гло-бальные проблемы всех землян, декларируя весь Земной шар зоной своих национальных интересов. Противоречия же, как никогда, остры и взрывоопасны, однополюсный мир неустойчив.

Американский политолог и экономист, профессор политических наук Калифорнийского университета (Лос-Анджелес) Ричард Склур отмечает: «От хронического недоедания страдает около миллиарда жителей развивающихся стран. По данным частной международной организации «Проект «Голод»», расположенной в Нью-Йорке, за два года в середине 30-х годов от голода умерло больше людей, чем всего погибло в период двух мировых войн. Это моральная проблема всего человечества, которая означает неспособность людей достигнуть иде-ала всеобщей социальной справедливости. Но одновременно это и политическая проблема, поскольку причины голода и хронического недоедания коренятся в структурах власти обществ, находящихся на ранних стадиях промышленного развития. Проблема голода в бедных странах может быть осложнена заимствованием технологических новшеств без учета их социальных последствий. Кроме того, бездумное социальное экспериментаторство может иметь более пагубные по-следствия, чем бездействие: в результате «великого скачка» в 1958–1960 гг., провозглашенного Мао Цзэдуном, голод в Китае принял невиданные в истории масштабы. Это серьезная проблема в менее раз-витых государствах настойчиво напоминает об острой необходимости разработки новых теорий развития, которые были бы лишены идеологической окраски или технократизма».

Бутрос Гали подчеркивает: «Несомненно, что массовый голод – это самый важный и самый печальный аспект отсталости, который непосредственно связан с неспособностью стран третьего мира производить продовольствие в количествах, необходимых для удовлетворения потребностей своих народов. Африка, к примеру, еще в 1980 году покрывала свои потребности в продовольствии на 86 % за счет собственного производства. Однако в последнее десятилетие ХХ века ей удалось это сделать лишь на 70 %. Далее проблемы еще более обострились».

Нельзя не согласиться с тем, что решение этой острейшей проблемы во многом зависит от обеспечения продовольствием в достаточных количествах, но нельзя уповать только на поиски новых научных и технических методов для роста производительности труда в сельском хозяйстве и роста производства в целом. Для решения продовольственной проблемы нужны кардинальные структурные преобразования в экономике огромного большинства отсталых стран, не говоря уже о назревших изменениях в системе международных экономических отношений, которая в ее нынешнем виде препятствует справедливому распределению продовольствия как между различными группами населения в рамках одной страны, так и между разными регионами и странами.

Немало проблем и у «золотого» миллиарда. Зб. Бжезинский отмечает, что США, достигнув на рубеже ХХ–ХХІ столетий мирового лидерства и став суперглобальной империей планеты, оказались, по сути дела, колоссом на «глиняных» ногах глобальной конкуренции, глобального соперничества, глобального противоборства практически со всем миром.

Бжезинский отмечает: «В итоге Америка сталкивается с необык-новенным парадоксом: она представляет собой первую и единственную подлинно глобальную сверхдержаву, а между тем американцев все больше и больше беспокоят угрозы, исходящие от намного более слабых недругов. Тот факт, что Америка обладает не имеющим аналогов глобальным политическим влиянием, делает ее объектом зависти, негодования, а иногда и жгучей ненависти. К тому же, эти антагонис-тические настроения могут не только эксплуатироваться, но и раз-жигаться традиционными соперниками Америки, даже если сами они вполне осмотрительно не идут на риск прямого столкновения с ней. А этот риск достаточно реален для безопасности Америки».

Перед США все с большей очевидностью возникают глобальные проблемы для сегодняшнего и завтрашнего и их суть в следующем:

• каковы главные опасности, угрожающие Америке?

• есть ли у Америки, учитывая ее господствующий статус, право на большую степень безопасности, чем у остальных стран?

• каким образом Америке следует противостоять потенциально смертоносным угрозам, которые все чаще исходят не от сильных соперников, а от слабых недругов?

• в состоянии ли Америка конструктивно регулировать свои долгосрочные отношения с исламским миром, насчитывающим 1 мил-лиард 200 миллионов человек, многие из которых все больше видят в Америке заклятого врага?

• может ли Америка решающим образом содействовать урегу-лированию израильско-палестинского конфликта при наличии стал-кивающихся, но законных притязаний двух народов на одну и ту же землю?

• что требуется для достижения политической стабильности в неспокойной зоне новых Мировых Балкан, протянувшейся вдоль юж-ной оконечности центральной Евразии? [1]

Таким образом, США, достигнув в конце ХХ столетия статус глобальной супердержавы и «однополярно» направляя развитие мировой цивилизации, столкнулись с беспрецедентной геополитической ситу-ацией – возможностью изоляции со стороны враждебного мира, потери своей мощи и величия. Зб. Бжезинский отметил по этому поводу сле-дующее: «Америку, поддавшуюся тревоге и одержимую интересами собственной безопасности, вполне вероятно, ожидала бы изоляция в окружении враждебного мира. А если в поисках безопасности для одной себя ей случилось бы потерять самоконтроль, то земле свободных людей грозило бы превращение в государство-гарнизон, насквозь пропитанное духом осажденной крепости. Между тем окончание «холодной войны» совпало с широчайшим распространением тех-нических знаний и возможностей, позволяющих изготовить оружие массового поражения не только среди государств, но и среди поли-тических организаций с террористическими устремлениями» [1].

Любые, самые великие и грандиозные изобретения человечества эпохи глобализации не могут долгое время быть монополией той или иной державы, они «тиражируются» по всей планете и при наличии необходимых материальных средств, воли и настойчивости включают-ся в «арсенал» тех или иных этносов, держав, цивилизаций.

Сизифов труд изобретения «абсолютного» оружия сдерживания и запугивания обращается через короткий исторический отрезок в средство гарантированного самоубийства державы или цивилизации – изобретателя «чуда».

Зб. Бжезинский, рассматривая геополитическую ситуацию, сло-жившуюся после распада СССР, отметил доминирование США в мире, подчеркнув, что именно Америка определяет параметры глобализации: «На заре ХХІ века американская мощь достигла беспрецедентного уровня, о чем свидетельствуют глобальный охват военных возможнос-тей Америки и ключевое значение ее экономической жизнеспособнос-ти для благополучия мирового хозяйства, инновационный эффект технологического динамизма США и ощущаемая во всем мире притягательность многоликой и часто незатейливой американской массовой культуры. Все это придает Америке не имеющий аналогов политический вес глобального масштаба. Плохо это или хорошо, но именно Америка определяет сейчас направление движения чело-вечества, и соперник ей не предвидится» [1].

Опять теория «конца истории»? Надолго ли? Суперзаконом бытия всех времен и народов является диалектическое противостояние однополюсных суперимперий подавляющему числу этносов, держав, цивилизаций Земли, что обуславливает необходимость данных одно-полюсных образований вести бесконечные войны против всего ос-тального мира, в огне которых, порой же под бременем материальных, людских и моральных потерь данные империи и погибают.

Примеры этому: империя А. Македонского, Римская – Юлия Цезаря, Монгольская – Чингисхана, супердержава Наполеона, Третий рейх А. Гитлера, СССР в период вторжения в Афганистан.

Борьба США за мировое лидерство, поддержание статуса супер-державы требует значительных материальных ресурсов, ограничения демократических основ американского общества, что может вызвать при определенных условиях неприятие внутри сообщества необ-ходимости поддержания статуса супердержавы. Зб. Бжезинский акцентирует внимание на том, что «американское общество при всей достаточно очевидной узости его интеллектуально-культурных интере-сов твердо поддерживало продолжительное миромасштабное противостояние угрозе тоталитарного коммунизма, а сегодня полно решимости бороться с международным терроризмом. Пока эта вовле-ченность в мировые дела сохраняется, Америка будет играть роль глобального стабилизатора. Но стоит антитеррористической миссии потерять смысл, потому ли, что терроризм исчезнет, потому ли, что американцы устанут либо утратят чувство общей цели, глобальной роли Америки быстро настанет конец» [1]. Террор – основа мощи США???

Возникает глобальная проблема суперглобальной супердержавы: «Гегемония во имя чего?» будет ли страна стремиться построить новую мировую систему, основанную на совместимых интересах, или станет использовать свою суверенную глобальную мощь, главным образом, для упрочения собственной безопасности?


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная